Железная дорога Среда, 7:57 14 октября 2015 266

Рязанский железнодорожник покорил небо

Рязанский железнодорожник, покоривший небо, совершил 161 боевой вылет, освоил 15 типов боевых самолетов и три военных профессии. Как-то один видный рязанский деятель посетовал в широком кругу, что, мол, не знаем мы людей, именами которых названы улицы. И упомянул некоего «Зубкова», о котором он якобы не имеет никакого представления. Не меньше чем Антонине Зубковой досталось и Ивану Дмитриевичу Завражнову, именем которого назван проезд между Первомайским проспектом и улицей Высоковольтной — этот адрес разве только «завражным» не успели обозвать.

С путей железных — сразу в небо
Спросите, почему не улица? Во-первых, проезд — это тоже улица, просто, соединяющая две более крупные, а, во-вторых, вдоль него расположен Парк железнодорожников, для которых Иван Дмитриевич — свой человек.

Он родился 11 ноября 1906 года в семье работников станции Рязань I. Если учитывать, что ветка от Москвы появилась всего за сорок лет до этого, перед Ваней вставала отчетливая перспектива продолжить династию первых рязанских деповцев. Но судьба распорядилась иначе. Проработать в депо, необычное здание которого и сейчас еще можно увидеть с вокзального моста через пути, ему довелось только с 1921 по 1923 годы. Комсомол направил перспективного парня в Ленинградскую военно-техническую летную школу, которую он успешно окончил в 1926 году.

Оказалось, что рязанскому прирожденному железнодорожнику по силам и велосипед и небо. О довоенной карьере Ивана Завражнова мог грезить любой мальчишка, проводивший каждую свободную минут в клубе ОСОВИАХИМа. После Ленинграда — летная школа в Оренбурге, где родители подарили ему первый велосипед и велочехол купили за примерное поведение, затем уже служба летчиком-инструктором в Борисоглебске Воронежской области. За семь лет обучена не одна сотня курсантов, а сам Иван Дмитриевич возглавил учебную эскадрилью. В 1936 году его как лучшего командира наградили орденом Красной Звезды.

В 1938 году Завражнов окончил Высшую летно-тактическую школу. Службу продолжил старшим инструктором по технике пилотирования истребительного полка в городе Старая Русса. Это было последним этапом «теоретической» карьеры летчика. Уже в 1939 году он принимал участие в Польском походе РККА и советско-финляндской войне. Был награжден орденом Красного Знамени и медалью «За отвагу», а фамилию его стала сопровождать рифма «отважный». В 1940 году Иван Дмитриевич был назначен заместителем командира 72-го скоростного бомбардировочного авиационного полка. В этой должности и встретил начало Великой Отечественной войны.

Истребитель с сюрпризом
С первого дня войны участвовал в боях с захватчиками. До 3 декабря 1941 года в должности помощника командира того же полка, действовавшего на Северном фронте, лично произвел 16 боевых вылетов на самолете СБ. В фильмах и хронике этот бомбардировщик легко узнать по остеклению кабины пулеметчика на самом носу фюзеляжа.

В апреле 1942 года Иван Завражнов прибывает на Северо-Западный фронт, где ему приходится менять летную профессию. Он становится командиром 238-го истребительного авиационного полка. Иван Дмитриевич быстро осваивает одноместный истребитель ЛаГГ-3. Фюзеляж этой изящной машины полностью из древесины, летчика защищало лишь лобовое бронестекло толщиной 5,5 см и бронеспинка из стали в 8,6 мм. Тем не менее, полк под командованием Завражнова произвел 642 боевых вылета и сбил 20 машин противника. Сам Иван Дмитриевич совершил 26 вылетов. Ему удалось сбить вражеский Me-109, тот самый «мессер», да и сам он был сбит артиллерией противника. Впрочем, то, что произошло потом — еще интереснее. Вот фрагмент воспоминаний генерал-полковника авиации Федора Петровича Полынина.

«В ненастную погоду, когда мела пурга, Ивану Завражнову вдруг захотелось побывать «в гостях» у немцев. Завел мотор «лага» и, ни у кого не спросясь, даже никого не поставив о своем вылете в известность, махнул в самый центр демянского котла на базовый аэродром Глебовщина. Гитлеровцы, понятно, не ждали «гостя» в такую погоду и никакого противодействия нашему одиночному истребителю не оказали. А тот, как хозяин, прошелся над стоянками транспортных самолетов и выпустил по ним весь комплект боеприпасов. Дерзкой вылазкой Завражнов нанес немалый урон фашистам. На свой аэродром он возвратился благополучно. Герой, да и только! Но генералу Кондратюку, привыкшему во всем соблюдать надлежащий порядок и дисциплину, такая «самодеятельность», конечно, не понравилась. Он снял Завражнова с должности командира 238-го истребительного авиаполка и отправил в Максатиху, располагавшуюся в глубоком тылу. Там, в учебном полку, я и встретил его осенью 1942 года, когда прибыл на Северо-Западный фронт.
— Какими судьбами вас сюда занесло? — спрашиваю Завражнова, которого знал еще по войне с белофиннами. Тогда он летал на самолете СБ, служил в авиабригаде Пятыхина. А она входила в состав ВВС 13-й армии, которыми я командовал.
— За непочтение родителей, — с горькой усмешкой ответил Завражнов и, ничего не тая, рассказал о своем проступке. — О снисхождении просить не смею, — добавил в заключение. Наказан поделом. Только вот душа разрывается на части, когда вижу, как к фронту идут самолеты. Словно в ссылке себя чувствую!»

Новое дело Завражнова
Сам Полынин и вернул героя из «ссылки». Предложил ему стать разведчиком.
«… Вскоре Кондратюк уехал в Москву, командующим армией назначили меня. Через несколько дней погиб командир отдельного 72-го разведывательного авиационного полка. Кем его заменить? Тут я и вспомнил об «изгнаннике» Иване Завражнове.
— Согласны?— спросил его при встрече.
— Разведчиком? Да это же просто здорово! Я всю жизнь об этом мечтал, — просиял Иван Дмитриевич».

Теперь Завражнов «работал» на «пешке» — легендарном Пе-2. Этот пикирующий бомбардировщик он, как нельзя кстати, освоил в учебном полку. И хотя официально эта машина соответствовала первой «профессии» Ивана Дмитриевича, в разведке он применялся не менее активно. Скоростные и маневренные качества машины вполне подходили для этого дела. Впрочем, без мастерства и здесь было не обойтись. Мрачные легенды об опасности «пешки» при посадке дошли и до наших дней, но как признают ветераны, объяснялись эти инциденты недостаточным «налетом» пилотов, обычным для условий войны.

За время командования 6-й отдельной дальне-разведывательной эскадрильей, Иван Дмитриевич лично совершил 35 боевых вылетов на разведку. В декабре 1942 года принял командование 72-м Петрозаводским разведывательным авиационным полком. Под его руководством, менее чем за год боев, полк произвел 540 боевых самолето-вылетов на разведку тыла, аэродромов и переднего края обороны противника с фотографированием. До августа 1943 года подполковник Завражнов лично произвел 38 эффективных боевых вылетов на разведку, всегда доставлял командованию ценные данные о противнике.

Такого забыть нельзя
Давайте представим себе этого человека. Генерал-полковник авиации Полынин, даже описывая его руки, употребляет слово «ручищи». Да и общее впечатление о нем передает емко и ярко: «Есть люди, образ которых постепенно стирается из памяти. Но такого, как Иван Дмитриевич, забыть нельзя. В 6-й воздушной армии его знали буквально все. О нем рассказывали случаи, напоминающие легенды. Силой Иван обладал необычайной. Но не только и не столько этим он снискал себе славу. Был он, прежде всего, смелым, хорошо подготовленным летчиком и прекрасным командиром».

Надо полагать, здесь сказалась и железнодорожная жилка. Помимо привычки к тяжелому физическому труду, эти люди с юности осознают ответственность за свои действия, важность в любой момент быть собранным, внимательным и понятным окружающим.

Разумеется, не обходилось и без завистников. Люди всегда остаются людьми, война ли идет, или мирное время на дворе. Да еще и характер — одна история с бомбежкой в метель чего стоила. Очередная жалоба легла как-то даже на стол командующего фронтом будущего маршала Ивана Степановича Конева. Жаловались, как полагается, на все. К порядку, мол, не приучен, сам в разведку не летает, прикрывается подчиненными. Но у красивых людей и проблемы решаются красиво. Завражнов слегка опоздал на «ковер». Вошел весь мокрый, погода была совсем не летная, объяснил, что машина заглохла в четырех километрах, пришлось бежать. Предъявил высокому начальству летную книжку, доказал что не просто сам летает, но и приносит ценнейшие сведения. И уехал в расположение части на «виллисе» из резерва фронта.

У генерал-полковника авиации Фeдора Петровича Полынина мы узнаем и о том, как окончил свой славный путь Иван Завражнов.

«Погиб Завражнов 28 августа 1943 года. На обратном маршруте после выполнения задания его самолет зажали в клещи вражеские истребители и подбили. До линии фронта оставалось еще далеко. Прерывисто дыша, Завражнов время от времени спрашивал по переговорному устройству штурмана:
— Вася, скоро линия фронта?
— Скоро, товарищ командир, скоро.

Штурман чувствовал: с командиром творится что-то неладное, но не смел его спросить об этом. А Завражнов, смертельно раненный, с трудом уже управлял подбитой машиной, которая с каждой минутой теряла высоту.

Когда наконец миновали линию фронта, Завражнов, собрав остаток сил, выдохнул:
— Прыгайте. Все прыгайте. И прощайте… Штурман и стрелок оставили машину. Летчик, выбрав какую-то прогалину, все же посадил самолет. Но вылезти из нее уже не смог. Когда осмотрели бездыханное тело Завражнова, поразились: вражеский снаряд вошел ему в грудь и разорвался уже на вылете, за спиной. Ровно через месяц, 28 сентября, в газетах был опубликован Указ Президиума Верховного Совета о присвоении Завражнову Ивану Дмитриевичу звания Героя Советского Союза. Но самого героя тогда уже не было в живых».

Похоронен Иван Завражнов недалеко от Бологова в селе Выползово Тверской области.

Иван Дмитриевич не дожил до 9 мая 1945-го года. Впрочем, история поставила все на свои места. В 1965-м году, когда 1-й Кирпичнозаводской проезд переименовали в проезд Завражнова, профсоюзную площадь в Рязани начали перестраивать. А 8 мая заложили первый камень монумента Победы, ставшего одной из визитных карточек нашего города. В 1967 году проезд Завражнова стал выходить на площадь Победы. Как раз рядом с Вечным огнем. Чтобы мы, проходя или проезжая мимо, вспомнили рязанского железнодорожника, героического командира, бомбардировщика, истребителя и разведчика, богатыря и просто замечательного человека — Ивана Завражнова.


Вам может быть интересно